Ваш грех проникает глубже, чем вы думаете

Ваш грех проникает глубже, чем вы думаете

Для греха настали трудные времена. Конечно, не в том смысле, что мы больше не грешим. Скорее, наше общество более не может стерпеть, когда определённые жизненные позиции и виды поведения именуются «грехом». Это слово звучит слишком старомодно. На ум приходят образы краснолицых проповедников, которые свысока грозят пальцем деморализованным слушателям. И мы не хотим, чтобы нас с таким отождествляли.

Но, если мы утрачиваем представление о том, что такое грех, то утрачивается и библейское понимание того, Кто есть Христос, и что значит крест. Д. А. Карсон связывает эти понятия, как это следует делать всем христианам:

Не может быть согласия о том, что такое спасение, если нет согласия о том, от чего спасение нас избавляет. Невозможно глубоко осознать свершённое на кресте, не проникшись глубоким осознанием того, что такое грех (Fallen: A Theology of Sin, 22).

Поверхностные мысли о грехе ведут к поверхностным мыслям о Боге и о спасении. А незнание глубин нашего греха ведёт к незнанию глубокой красоты Иисуса Христа.

Фальшивые Христы

Со всех экранов нам постоянно предлагаются дешёвые мнения о Христе, основанные на неполных взглядах на грех. И все они поддерживают собственные мессианские притязания.

Иисус-инструктор по личностному росту. Воспринимая грех как неудачу, а людей считая от природы добрыми, мы перестаём говорить о смерти, о суде и об аде. Вместо этого, мы фокусируем внимание на Христе, Который может помочь нам в достижении наших неправдоподобных целей и самых безумных грёз. Он помогает хорошим людям стать великими. Он умер, чтобы мы смогли полностью реализовать свой потенциал.

Иисус-домработница. Воспринимая грех как нечто неизбежное, говоря: «таковы уж люди», считая его чем-то обыкновенным и обыденным, а не прискорбным, мы путаем грех с простой ошибкой. Мы несовершенны, – это мы признаём, – но мы не «злы». В таком случае Иисус повсюду следует за нами со шваброй и ведром, подчищая наши небольшие конфузы. Он умер, чтобы оплатить уборку.

Иисус-гуманист. Воспринимая грех как нечто, происходящее, главным образом, между человеком и человеком (а не как действие человека против святого Бога), мы переводим хорошие мотивы в разряд основных. Мы ловко втискиваем Иисуса в рамки нашего движения и обычно определяем грех в терминах наличия или отсутствия. В таком случае, Иисус является Тем, Кто пришёл, чтобы исправить ту несправедливость, на которую мы острее всего реагируем.

Иисус из песни «Кумбая» (популярная африканская духовная песня, выражающая просьбу о Божьей помощи в трудностях – прим. пер.). Воспринимая грех как нечто гораздо менее значительное, чем наши страдания, мы можем знать Иисуса лишь как Того, Кто несёт нам позитивный настрой. Он выслушивает рассказы о наших проблемах и стрессах, говорит нам о птичках и цветочках и водит на злачные пажити у тихих вод. Поскольку все мы страдаем в этом падшем мире, Он никогда не говорит и не делает ничего такого, что могло бы задеть наши чувства или вызвать у нас психологический дискомфорт. Он умер, чтобы помочь нам лучше себя чувствовать, несмотря ни на что.

Чтобы эти ложные и неубедительные изображения Христа не обманули нас, мы должны точно понимать, что такое грех и как глубоко он проникает. Нам следует не просто осознать свою испорченность и греховность (а число наших грехов так велико, что может превзойти гору Эверест), мы также должны будем познакомиться со скелетом, скрывающимся в шкафу человеческого рода, – с первородным грехом Адама. Так давайте же с верхушки дерева, символизирующей нашу жизнь и наше время, отправимся вниз и посмотрим на грех, лежащий в корнях нашего родословного древа.

Его и наши грехи

Сколькие из нас в достаточной мере осмысливают то, каким образом грех Адама производит наши грехи (или как его грех подготавливает нас к постижению славных свершений Христа)? История нашего греха начинается до нашего появления. Мы давным-давно были отправлены в рабство. Мы рухнули вниз ещё в начальных главах книги Бытия. И в тех же главах был обещан приход Иисуса, истинного Христа.

Каким же образом грех Адама стал нашим грехом? Как случилось, что «преступлением одного всем человекам осуждение», что «непослушанием одного человека сделались многие грешными» (Рим. 5:18-19)?

Задумайтесь о достопамятной битве между Давидом и Голиафом. Великан-филистимлянин осыпал Божий народ насмешками. Саул же, царь Израиля, также бывший великаном, прятался в своей палатке. И тогда Давид, неизвестный мальчик-пастушок, возревновав о Божьей славе, выражает готовность сразиться. Недолго Голиаф его высмеивал. Давид разбил ему голову и отрубил её (1 Цар. 17:51).

Мы настолько хорошо знакомы с этой историей, что, возможно, никогда не задавались вопросом, почему сражались только эти двое. Почему исход сражения решался в поединке?

Мы пали, как Голиаф

Когда в последний раз какой-либо народ воевал с другим народом, выставив двоих человек для поединка? Это пример того, как поступали в древности, когда самый лучший воин, «чемпион-борец», бился на смерть с борцом противника, чтобы решить исход битвы.

Итак, Голиаф, лучший филистимский борец, орёт во всю глотку:

Выберите у себя человека, и пусть сойдёт ко мне; если он может сразиться со мною и убьёт меня, то мы будем вашими рабами; если же я одолею его и убью его, то вы будете нашими рабами и будете служить нам (1 Цар. 17:8-9).

Давид и Голиаф сошлись как полномочные посланники, как борцы, как лучшие представители каждой из сторон, решая в бою судьбу своих народов. И, если бы Давид был убит, Израилю пришлось бы служить филистимлянам.

Что же, в таком случае, произошло, когда пал Адам? Наш лучший борец, стоя бок-о-бок со своей женой, сошёлся с сатаной на поле боя и был побеждён. Ему следовало бы сокрушить голову змея, но он отступил, поставив на кон жизни своих потомков. Наш полномочный представитель, наш воин отказался заставить замолчать лживый язык ползучего гада, и искал собственной славы, а не Божьей. Он, вместе со своей женой, взял плод и ел.

Отравленный корень

Адам, лучший борец человечества, официальный представитель людей, вступивший в завет с нашим Творцом, пал, когда перешёл на сторону врага. И его дети унаследовали как его испорченность, так и его вину. В Адаме мы рождены неспособными радостно повиноваться Богу, неспособными жить в любви, неспособными делать добро или избежать вины. Все сыновья и дочери Адама по природе чада гнева, сыновья непослушания и добровольные рабы сатаны – того, перед которым пал наш отец (Еф. 2:1-3).

Среди нас, потомков Адама «нет праведного ни одного; нет разумевающего; никто не ищет Бога; все совратились с пути, до одного негодны; нет делающего добро, нет ни одного» (Рим. 3:10-12). Наши сердца лукавы более всего и крайне испорчены (Иер. 17:9). Мы рождены во грехе (Пс. 50:7).

Наша вина коренится не просто в наших вожделениях, в нашей гордыне, в наших лживых устах, в том, на что мы променяли Божью славу, но в грехе Адама. Наш лучший борец упал на колени, даже не нанеся врагу первого удара. И из-за этой первой восхитительной закуски мы, его дети, и поныне вкушаем проклятие. Мы сами, своей невозрождённой жизнью множеством способов час за часом подтверждаем свою преданность дьяволу. У древа нашего рода отравленный корень.

Повесть о двух битвах

И это приводит нас к Нему, к Иисусу, – не как к крёстной фее, политическому активисту, или горничной, – но к Иисусу Христу, второму Адаму. Первый Адам был экспериментальной моделью, фоном, на котором должен был появиться лучший Борец, чтобы сразиться с теми же противниками, что обезглавили Адама (Рим. 5:14).

Грех вошёл в мир посредством одного человека (Рим. 5:12). Прощение приходит посредством Другого (Кол. 1:14). Преступление Адама навлекло смерть на всех, кто произошёл от него (Рим. 5:15). А победа Иисуса даёт вечную жизнь всем, кто принадлежит Ему (Рим. 5:17). Адам навлёк на своих детей осуждение, развратил их и отдал их в рабство дьяволу и греху. А второй Адам освобождает Своих братьев ради Своего Отца и дарует им полноту Его расположения и божественную помощь в святости (Рим. 5:16).

В битве за сад мир был проклят. В той же битве, что разгорелась в Гефсимании и окончилась за стенами Иерусалима, искупленные всех времён получили благословение. Первый наш борец был побеждён миром, плотью и дьяволом; а настоящий Борец победил мир, плоть и дьявола (и саму смерть за Свой народ). В Адаме все мы стали рабами и врагами Богу. Во Христе же мы сделались сыновьями и дочерьми Божьими, а в веке будущем – королями и королевами.

Забывая о своём родовом древе, – о том, что мы рождены во грехе, что через Адама мы стали виновными и испорченными, сторонниками дьявола, – мы начинаем легкомысленно лечить раны друг друга. Мы предлагаем карикатурные изображения Христа. Наше осознание того, что мы нуждаемся в Иисусе, изменяется, будучи основано на делах, и мы испытываем искушение умозрительно или практически принять идею о том, что Божье одобрение можно заслужить с помощью дел. Но колодезь этот слишком глубок. Наш грех является слишком древним, а наше рабство слишком бесповоротным. Нам нужен был другой воин, другой Адам – Иисус Христос умерший, воскресший и царствующий, и вновь грядущий.

Автор – Грег Морзе / © 2020 Desiring God Foundation. Website: desiringGod.org
Перевод – Ольга Крикун для ieshua.org

Последнее: 07.09 (Украина). Спасибо!