Пасхальная чаша спасения

Пасхальная чаша спасения

В ночь Песаха мы поднимаем пасхальную чашу, возвышаем свои голоса и поём Халель (славословие). В его древних словах раскрывается тайна Песаха, как об этом сказал Давид:

«Чашу спасения прииму и имя Господне призову». (Пс. 115:4)

Древнееврейские экзегеты отмечали дополнительные измерения в этом тексте. Слова Кос Йешуот (כּוֹס־יְשׁוּע֥וֹת), переведённые как «чашу спасения», написаны в множественном числе, буквально «чашу спасений», где йешуот — это спасения Адоная.

Некоторые видели в этом аллюзию на четыре чаши Песаха, а другие говорили о двух особенных чашах: одной чаше для дней Мессии и одной, припасенной для спасения Израиля в битве последних дней с Гогом [1].

Песах — это время спасения, но оно приходит через символ чаши. Один автор даже сказал, что без чаши нет утешения [2].

Чаша восстановления и искупления

Когда мы размышляем о чашах и о множестве аспектов значения, которые можно найти, я бы обратил наше внимание на удивительную параллель между чашей Иосифа в Египте и чашей Мессии. Обе раскрывают вину, и обе говорят о спасении (геула на иврите). Спрятанная чаша в конце концов привела Иакова (Израиля) и семьдесят человек назад к Иосифу. Эта чаша была сокрыта для братьев, и они неосознанно несли её в своих вещах, но именно с её помощью Иосиф восстановил свою семью.

История с чашей происходит во время возвращения Иуды в Египет для покупки зерна. На этот раз по приказу правителя Египта (Иосифа) они привели своего младшего брата Вениамина. Во время этой встречи для Иосифа и братьев был приготовлен праздничный обед. На следующее утро, когда они собрали свои вещи, чаша Иосифа была спрятана в мешке с зерном Вениамина.

«И приказал [Иосиф] начальнику дома своего, говоря: наполни мешки этих людей пищею, сколько они могут нести, и серебро каждого положи в отверстие мешка его, а чашу мою, чашу серебряную, положи в отверстие мешка к младшему вместе с серебром за купленный им хлеб. И сделал тот по слову Иосифа, которое сказал он». (Быт. 44:1-2)

С нагруженными ослами они вышли из города и прошли городские ворота. Но не успели они отойти далеко, как за ними был послан слуга Иосифа, чтобы вернуть их. Братья были шокированы обвинением в краже чаши господина. Без сомнения они все видели чашу накануне вечером во время ужина с Иосифом. Возможно, Иосиф даже высоко поднял её пред началом трапезы. Однако Иуда делает смелое и странное заявление:

«Вот, серебро, найденное нами в отверстии мешков наших, мы обратно принесли тебе из земли Ханаанской: как же нам украсть из дома господина твоего серебро или золото? У кого из рабов твоих найдется [чаша], тому смерть, и мы будем рабами господину нашему». (Быт. 44:8)

Это звучало странно, потому что это было слишком суровое наказание, которое, похоже, шокировало даже слугу Иосифа. После осмотра мешков слуга сообщил им, что утерянная чаша найдена… в мешке Вениамина!

Пасхальная чаша

В пасхальную ночь все четыре Евангелия рассказывают нам, что Иешуа ассоциирует Себя с чашей Песаха. Лука рассказывает нам, что это была чаша после трапезы:

«Также и чашу после вечери, говоря: сия чаша есть Новый Завет в Моей крови, которая за вас проливается». (Лк. 22:20)

Эта чаша — это чаша спасения, поднятая высоко, чтобы её увидели все. Когда мы празднуем Песах с Чашей Спасения, это напоминает нам о чаше, использованной для раскрытия того, что «Иосиф жив», и которая раскрывает спасение Мессии – раскрывает, что Иешуа жив!

Подобно братьям мы символически поднимаем пасхальную чашу по нашей традиции, из поколения в поколение, не осознавая, что это сокрытое послание спасения, суть которого в примирении человека с Мессией и нашим Отцом Небесным.

Чаша Иосифа раскрыла не только то, что он жив, но она раскрыла и вину Иуды.

Иуда очень долго страдал от своей вины из-за Иосифа. Некоторые отмечают, что с психологической перспективы радикальное провозглашение Иуды свидетельствует о его желании быть наказанным. Наказанным так, что это намного превышало бы логические меры. Однако, когда чаша была найдена, Иуда восклицает:

«Что нам сказать господину нашему? Что говорить? Чем оправдываться? Бог нашел неправду рабов твоих; вот, мы рабы господину нашему, и мы, и тот, в чьих руках нашлась чаша». (Быт. 44:16)

Какая неправда была раскрыта? Признаётся ли Иуда в том, что это он взял чашу? Нет, он вербально выражает свою скорбь и вину за предательство и продажу Иосифа язычникам. Чаша была просто средством, которое помогло ему примириться.

Когда братья были возвращены пред лицо Иосифа и им было сказано, что Вениамин будет взят в рабство, Иуда умолял, чтобы его самого взяли вместо Вениамина, и чтобы Вениамин вернулся домой к отцу с другими братьями. В тот момент Иосиф не мог сдержаться. Он отослал египетских слуг и сказал: «Я — Иосиф, жив ли еще отец мой?» В тот святой момент Иосиф открылся своим братьям. Это был святой момент, потому что тогда произошло примирение колен Израиля. Грех против Иосифа был прощён, и было раскрыто по-настоящему раскаявшееся сердце Иуды.

Много чаш, много спасений

В этот Песах перед каждым участником Седера будет стоять чаша спасения (Кос Йешуот) Господнего. Я говорю сейчас о чаше Мессии. Иешуа, Сын Давида, раскрыл сокрытый план спасения, когда поднял третью пасхальную чашу, рассказав нам, что это чаша Нового Завета в Его крови.

Эту чашу символически держал Израиль в своих руках на протяжении тысячелетий, но только немногие понимают, что это сокрытый сосуд, раскрывающий искупление Израиля и народов.

Смерть Иешуа была пасхальной жертвой, а Его кровь — истинным защитным покровом Искупления. Как сказал один мудрец древности, это время спасения (геула) и искупления (капара):

«Итак, установите этот месяц для Меня и для себя, потому что я увижу в нём кровь Песаха и совершу искупление (мэкапер) для вас».

Когда мы поднимаем пасхальные чаши и поём о Чаше Спасения в Халель, давайте помнить о том, что есть чаша, которая раскрывает не только нашу вину за грех, но и примирение и покрытие наших грехов кровью Пасхального агнца, Иешуа. Это чаша спасения, третья чаша Песаха. Однако, Мессия оставил последнюю чашу до времени, когда мы сможем вместе с Ним пить её в Царстве Его Небесного Отца.

Как мы упоминали ранее, один древний автор говорил о том, что Кос Йешуот — это две чаши спасения. Одна — для дней Мессии, и последняя чаша спасения, предназначенная для скорби последних дней (Берешит Раба 88:5) [3]. Для Израиля есть чаша спасения, как для сегодняшнего дня, так и для всех грядущих скорбей. Подобно чаше Иосифа, спрятанной в мешке Вениамина, это послание об искуплении вместе с Мессией будет однажды раскрыто.

Благословенного Песаха!

[1] «Bereishit Rabbah 88:5», Sefaria, accessed April 19, 2019.
[2] «Otzar Midrashim», Sefaria, accessed April 19, 2019, . “ואין תנחומין אלא בכוס…”
[3] «Shemot Rabbah 15:12», Sefaria, accessed April 19, 2019.

Автор – J.E.F. / oneforisrael.org
Перевод – Анна Иващенко для ieshua.org

Последнее: 8.08 (Украина). Спасибо!